17 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Экологический потенциал ландшафта

Экологический потенциал ландшафтов Крыма

2.4. Экологический потенциал ландшафтов Крыма

Устойчивость понимается (Арманд, Холлинг, Свирежев, Гродзинский и др.) как способность геосистем активно сохранять свою структуру и характер функционирования в пространстве и времени при изменяющихся условиях внешней среды.

В ответ на внешние воздействия геосистемы могут: а) не реагировать; б) изменяться, но в пределах инварианта; в) испытывать нарушение структуры и выходить за пределы инварианта. После выхода за пределы инварианта геосистема, в одних случаях, может восстановить свое прежнее состояние, в других – этот возврат невозможен.

Отсутствие реакции геосистемы на внешнее воздействие может быть связано с ее малой чувствительностью к этому виду воздействия, из-за слабых внутрисистемных связей или значительного несовпадения характерного времени воздействующего фактора и геосистемы. В этом случае логичнее говорить не об устойчивости геосистем (такую форму устойчивости нередко называют инертностью), а о псевдоустойчивости, поскольку геосистема остается неизменной потому, что она попросту не испытывает воздействий (Боков, Бобра, Лычак, 1998).

Если геосистема остается в пределах инварианта, то можно говорить об устойчивости в классическом виде. Когда геосистема выходит за пределы инварианта, то в дальнейшем она или возвращается в прежнее состояние, или перестает существовать в прежнем виде, поскольку смена инварианта — это формирование новой геосистемы.

Устойчивость в классическом выражении делится на два типа: упругость и восстанавливаемость. Под упругостью понимается способность геосистем противостоять внешним воздействиям, сохраняя структуру и характерные черты функционирования. Организованность геосистем сохраняется, в одних случаях, за счет внутренних ресурсов, связанных с буферными системами, в других случаях, — за счет внешних границ, мембран, барьеров. Поэтому можно различать буферную упругость и барьерную упругость. Хотя следует отметить, что четких границ между ними не всегда можно провести.

Восстанавливаемость — это способность геосистемы возвращаться к первоначальному состоянию после выхода из него под воздействием внешнего фактора. Время восстановления первичного состояния геосистемы может быть различным: от нескольких часов (например, восстановление нормального состояния атмосферы после залпового атмосферного выброса загрязняющих веществ) до многих сотен лет (например, восстановление ландшафтов субполярного пояса после их антропогенной деградации).

Если восстановление геосистемы не происходит, значит ее запас устойчивости был недостаточным.

Особый характер имеет такой вид устойчивости геосистем, как способность к самоочищению от загрязнения. Он выделяется не по характеру, механизмов устойчивости, а по виду воздействия. Способность к самоочищению от загрязнений может быть отнесена к упругости (если загрязнение не вызвало значительных перестроек в геосистеме) или к восстанавливаемости (если загрязнение привело к выходы геосистемы за пределы инварианта).

Близким к понятию “устойчивость” является понятие ”ассимиляционная емкость”. Под ассимиляционной емкостью экосистемы понимается показатель максимальной вместимости количества токсикантов, которое может быть за единицу времени накоплено, разрушено, трансформировано и (или) выведено за пределы объема экосистемы без нарушения ее нормальной деятельности. При этом подразумевается, что накопленные в экосистеме токсиканты не наносят ей существенного вреда в связи с переводом токсиканта в инертное состояние или изоляцией в тех или иных частях экосистемы (“карманах”).

Выделенные формы и виды устойчивости геосистем занимают определенное место в системе сложных механизмов обеспечения устойчивости геосистем при воздействии внешнего возмущающего фактора, а также играют определенную роль в формировании устойчивости каждой конкретной геосистемы. То есть можно говорить о существовании соотношения межу формами устойчивости геосистем к внешним нагрузкам.

Описанные закономерности имеют большое значение при задании норм антропогенных воздействий. Нормы должны быть дифференцированы в зависимости от того, какую форму (вид) устойчивости предпочтительно сохранить (реализовать) при определенном виде функционального использования геосистемы.

Такой вид устойчивости, как самоочищение ландшафта от загрязнения, как показано М.А. Глазовской (1976), определяется тремя группами факторов. К первой группе факторов следует отнести процессы, определяющие интенсивность рассеяния и выноса продуктов техногенеза. На региональном уровне следует учитывать количество атмосферных осадков, скорость ветра, величину поверхностного и грунтового стока, уклоны рельефа и общая расчлененность поверхности. В таблице 2.7. приводятся сравнительные данные уровня самочищения ландшафтов в основных зонах Крыма.

Принципы оценки экологического потенциала ландшафтов для целей геоэкологического районирования Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Рубан Н. В.

Охарактеризованы подходы к районированию процессов взаимодействия природы и человека, а также рассмотрено деление геосистем, как объектов геоэкологического районирования, на природные и антропогенные. Определены аспекты устойчивости ландшафтов и систематизированы возможные отрицательные последствия при функционировании природной среды. Выделены и описаны группы ландшафтов по степени природной потенциальной устойчивости и интенсивности техногенного воздействия. Приведена схема расчёта коэффициентов текущего состояния ландшафта и экологического потенциала. Даны рекомендации по оптимизации природопользования с учётом этих коэффициентов.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Рубан Н. В.

Текст научной работы на тему «Принципы оценки экологического потенциала ландшафтов для целей геоэкологического районирования»

устойчивость как длительное однонаправленное развитие территории с сохранением природных свойств;

устойчивость как генетическая связанность между типами или группами типов ландшафтов данной территории, обусловленная их разнообразием;

устойчивость структурно-морфологическая, обязанная повторению, но не тождественности природных комплексов и сохранности первичного вертикального профиля ландшафта.

Таким образом, потенциальная устойчивость ландшафтов свидетельствует о возможной ответной реакции на различные виды техногенных воздействий. Отсюда вытекает наиболее важное свойство устойчивости как способности сопротивляться техногенным воздействиям и возврашаться в первоначальное состояние в силу степени способности к самовосстановлению и саморегуляции.

Одним из наиболее значимых показателей устойчивости геосистем служит способность их к самоочищению, которое определяется как внутренними свойствами, так и внешними факторами воздействия на отдельные компоненты и ландшафт в целом. Наиболее существенную роль в процессе самоочищения играют такие компоненты ландшафта, как почва и вода с учётом рассеивающей способности приземного слоя атмосферы

Устойчивость геосистем зависит, в первую очередь, от общих свойств их компонентов и от особенностей внешнего воздействия природных и техногенных факторов (их характера и интенсивности).

Представление об устойчивости ландшафтов к техногенным воздействиям происходит через установление связей в цепочке: ВОЗДЕЙСТВИЯ — ИЗМЕНЕНИЯ — ПОСЛЕДСТВИЯ.

Под воздействием понимают все виды деятельности человека, вызывающие изменения в природной среде: В первую очередь, это изъятие или привнос вещества и энергии, сооружение технических объектов, трансформация компонентов или процессов геологической срс^ы, т. с. все то, что может привести к нарушению хода природных процессов. Воздействия можно классифицировать по месту проявления в пространстве: точечно-очаговые, линейно-сетевые, площадные. — или во временном аспекте: длительно-кратковременные, непрерывно-импульсивные, сезонно-круглосуточные.

Понятие «изменения» включают в себя нарушение состава, состояния, режима функционирования геосистем и их компонентов. Степень же изменения зависит от территориального распространения воздействий (масштаба), продолжительности воздействия, потенциальной природной устойчивости геосистемы и интенсивности воздействия.

Последним звеном и -»той цепочке яндяетея понятие «последствия», Т. е. из.меиения В ЖИЗНИ населения или хозяйствования под влиянием изменения природной среды. Последствия могут быть различными: как положительными, так и отрицательными. Возможные отрицательные последствия в функциях природной среды представлены в табл. 1.

Возможные отрицательные последствия в функциях природной среды (по Л.И. Мухиной и Т.Г. Руновой [2])

Воздействия | Изменения Последствия

Изъятие вещества и энергии из природы Привнесение вещества и энергии в природу Первично Изменение запаса, баланса, круговорота вещества и энергии Псиичинс Количественное и качественное истощение природных ресурсов (функция рссурсовоспроизводства)

Трансформация вещества и энергии природы (без изъятия и привнесения) Изменение химического, физического и механического состояния вещества и энергии Загрязнение и деградация окружающей среды (функция средоформ ирс вами я)

Возведение инженерных сооружений Изменения динамики (режима) природных процессов Вторичные Измсисжс структуры, связей, обмена, продуктивности геосистемы Сокращение свободных н рост нарушенных территооий (ф)нкции места) Вторичнкс Сокращение площадей нетронутых ландшафтов, уменьшение их разнообразия, уменьшение видового разнообразия Биоты

Вторичные изменения и последствия вызваны цепными реакциями и проявляются на уровне целостных геосистем.

Установление связей в цепочке: «воздействие — изменения — последствия» может позволить решить задачу оценки степени устойчивости геосистем к техногенным воздействиям и определить потенциал техногенной нагрузки на природную среду. Это даст возможность выявить максимальную и минимальную степени указанной нагрузки, за пределами которых лежит либо возможность устойчивого естественного развития геосистемы, либо опасность возникновения необратимых процессов, приводящих к экологической катастрофе.

Необходимо учесть, что воздействие деятельности человека на природную среду осуществляется, главным образом, через технику и технологию, и здесь возможны два направления этого процесса: движение вещества и энергии от техники к природной среде и наоборот (см. рисунок).

техника Г соцйлльно-

и 1ехн0л01 ия> экономическая

Читать еще:  Уход за садовой примулой осенью

Представляется очевидным, что отрицательное значение коэффициента экологического потенциала указывает на необратимость развития деструктивных процессов в ландшафте, причём значение К>п, лежащее ниже -0,5, присущее ландшафтам, где на фоне нарушенных межкомпонентных связей сама внутриландшафтная структура полностью изменена. Для такого ландшафта будет характерна замена естественного рельефа антрэпоморфным, истощение, а может, и полная замена почвенного слоя техногенными грунтами, нетипичными растительными ассоциациями. Сам же вопрос существования ландшафта в сформировавшемся виде требует постоянного контроля и регулирования со стороны человека, поэтому для таких ландшафтов необходимо введение режима полного заповедывання.

Таким образом, использование оценки экологического потенциала позволяет более полно учитывать всю гамму природных свойств и особенностей ландшафта и тем самым облегчает выбор наиболее эффективных природоохранных мероприятий и определение путей оптимизации при ро до пользован и я.

1. Звонкова Т.В. Географическое прогнозирование. М.: Высшая школа, 1987. 192 с.

2. Мухнна Л.И. Принципы и методы технологической оценки природных комплексов. М.: Наука. 1973,95 с.

3. Мухина Л.И. Исследование природно-антропогенных геосистем: Конспект курса лекций. М.: Российский открытый университет. 1995. С. 4-7.

РОЛЬ КЛИМАТИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ В ОЦЕНКЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛАНДШАФТОВ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

Климат является одним из основополагающих показателей оптимальности количественных параметров экологического потенциала ландшафта, учитывающего температуру, осадки, испаряемость, а, следовательно, и интенсивность биогеохимических процессов.

Климат чаще других компонентов играет роль лимитирующего фактора, определяющего экстремальность условий обитания людей. Климатическим процессам присущи разночастотные колебания, при которых экстремальные отклонения от нормы температуры и влажности воздуха, количества осадков, скорости ветра могут принимать характер опасных стихийных природных явлений [2].

Особую важность приобретают исследования, в задачу которых входят биоклиматическая оценка и территориальная дифференциация биоклиматических условий на региональном уровне. Биоклиматическая оценка – определение положительных и отрицательных воздействий различных климатических факторов и их комплексов на организм – выявляет медико-климатический потенциал территории для рационального использования ландшафтно-климатических условий в здравоохранении и рекреации [4-6].

Эколого-климатический потенциал ландшафтов учитывает устойчивые (инвариантные) природные свойства, в частности биоклиматические, не зависящие от человека, действующие повсеместно и имеющие универсальное значение для его жизни, а также факторы антропогенного происхождение, которые как бы «накладываются» на существующий природный фон [1].

Понятие интенсивности физико-географического процесса, введенное А.А. Григорьевым, означает интенсивность функционирования геосистем, которая определяется как соотношение тепловлагообеспеченности и основных процессов функционирования геосистем: биологической продуктивности, суммарного испарения, емкости биологического круговорота, т. е. интенсивность всех видов внешнего физико-географического процесса суши и связанные с нею особенности структуры этого процесса зависят от тепловой энергии, присущей данной территории, и от соотношения ее с влагой. Максимальная интенсивность процесса при данном количестве тепла наблюдается при оптимальном соотношении тепла и влаги, когда годовое количество осадков несколько превышает величину испаряемости [3].

Чем интенсивнее внутренний оборот вещества и энергии в геосистеме, тем выше ее созидательная функция, выражающаяся в продуктивности биомассы, и тем слабее выводные потоки, т. е. меньше потери субстанции. Интенсивность именно внутреннего массо-энергообмена, а не всех природных процессов вообще, в геосистеме непосредственно определяется соотношением тепла и влаги. Так, испарение при наличии достаточного входного потока влаги, т. е. осадков, возрастает в соответствии с увеличением притока энергии, т. е. солнечного тепла.

Синтетическим показателем соотношения тепловых ресурсов и увлажнения как единой мерой интенсивности физико-географического процесса, по мнению большинства ландшафтоведов, является показатель биологической эффективности климата (ТК) Н. Н. Иванова [3] в виде произведения от умножения суммы температур выше 10° С, в сотнях градусов (Т), на годовой коэффициент увлажнения (К). При этом предельной величиной К принято 1,0, так как дальнейшее увеличение увлажнения не оказывает положительного эффекта на биологическую продуктивность и на функционирование ландшафта в целом.

Показатель ТК синтезирует важнейшие климатические параметры – температуру воздуха, его влажность (учитываемую при расчетах испаряемости), атмосферные осадки – и хорошо выражает общий экологический фон – во всяком случае, для умеренных широт, где исключены экстремально жаркие условия. С величинами коэффициента хорошо коррелируют другие показатели: продолжительность комфортного периода, интенсивность биологического круговорота веществ и биологическая продуктивность.

При сопоставлении данных по первичной биологической продуктивности с показателями тепло- и влагообеспеченности возникает специфическая для географического анализа и синтеза трудность, связанная с «асинхронностью», т. е. пространственной несовместимостью исходных данных. В то время как гидротермические параметры строго приурочены к определенным пунктам, в опубликованных материалах по продуктивности большей частью отсутствуют четкие географические привязки к конкретным пунктам или, что, быть может, еще важнее, — к тем или иным природным комплексам.

Для территории Мордовии в результате произведенного расчета нами выделено две вариации биологической эффективности климата, соответствующих двум уровням экологического потенциала [7-9]. Максимальные показатели БЭК (20,9 – 25,6) и, соответственно, наиболее высокий уровень экологического потенциала ландшафтов свойственны ландшафтам лесной провинции Окско-Донской низменности, а также возвышенным останцово-водораздельным массивам центральной части Приволжской возвышенности и центральным частям бассейнов рек левых притоков Суры (Табл.1).

Таблица 1 Пространственная дифференциация показателя БЭК на территории Республики Мордовия

научная статья по теме ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛАНДШАФТОВ ЯКУТИИ Биология

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛАНДШАФТОВ ЯКУТИИ»

ОЦЕНКА ЭКОЛОГО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛАНДШАФТОВ ЯКУТИИ

А. Н. Горохов, зав. лабораторией экологического картографирования НИИ Прикладной экологии Севера СВФУ им. М. К. Аммосова, algor64@mail.ru

Проведена оценка эколого-ресурсного потенциала ландшафтов Якутии с использованием матрицы основных показателей, отражающих экологически значимые свойства ландшафтов. Это показатели биологической эффективности климата, литологический состав отложений, характеристики многолетнемерзлых пород (ММП) (объемная льдистость и температура) и первичная биологическая продуктивность естественных ландшафтов. Оценено пространственное распределение уровней потенциала на территории Якутии. По уровням потенциала составлена карта эколого-ресурсного потенциала ландшафтов Якутии.

The assessment of environmental and resource potential of the landscape in Yakutia using a matrix of the basic indicators reflecting the ecologically significant properties of landscapes is done. These are indicators of biological effectiveness of climate, of lithologi-cal composition of deposits, of the characteristics of permafrost (MMP) (volumetric ice content and temperature) and the primary biological productivity of natural landscapes. The spatial distribution of the potential levels of Yakutia is estimated. The map of the environmental and resource potential of the landscape in Yakutia by levels of the potential is made.

Ключевые слова: эколого-ресурсный потенциал ландшафтов, типы ландшафтов, природный потенциал ландшафтов, биологическая эффективность климата.

Keywords: ecological and resource potential of landscapes, landscape types, natural potential of landscapes, biological effectiveness of climate.

Введение. В широком смысле эколого-ресурсный потенциал любой территории представляет собой определенный набор условий и ресурсов природной среды (ландшафта), который обеспечивает существование человека и является необходимым для его хозяйственной деятельности. Оценка такого природного потенциала является одним из важнейших этапов эколого-географического анализа территории и должна проводиться с учетом как общих (глобальных), так и региональных особенностей [1].

При экологической оценке природно-ландшафтная дифференциация территории рассматривается как пространственная реальность, обладающая определенными региональными особенностями, проявляющимися в экологически значимых свойствах ландшафтов, т. е. тех, которые могут способствовать или не способствовать проявлению экологических проблем, а также представляющих особую ценность, потеря которых приводит к значительному ущербу. Отбор этих свойств (критериев) является одним из ключевых моментов в ходе исследования, поскольку необходимо определить своеобразную точку отчета при установлении уровня измерения свойств, свидетельствующих о возникновении экологической проблемы [2]. Оценка экологически значимых свойств тесно связана с определением природного потенциала ландшафтов и, в частности, его устойчивости, т. е. способности поддерживать свое нормальное состояние при антропогенных воздействиях [2].

Эколого-ресурсный потенциал ландшафтов Якутии нами оценивался по матрице определения уровней природного потенциала территории, отражающей качество среды. Данная матрица дает возможность определить как абсолютный уровень потенциала, так и его балльную оценку (табл. 1).

Для оценки эколого-ресурсного потенциала использовались основные показатели, имеющие непосредственное отношение к оценке качества среды в зависимости от ландшафтных особенностей Якутии. Это следующие показатели: биологическая эффективность климата, литологичес-кий состав отложений, характеристики многолетнемерз-лых пород (ММП) (объемная льдистость и температура) и первичная биологическая продуктивность естественных ландшафтов.

Первый показатель — индекс биологической эффективности климата — это показатель, по которому непосредственно оценивается собственно экологический потенциал ландшафта. Экологический потенциал признается А. Г. Исаченко основополагающим в экологической оценке и формулируется как способность ландшафта удовлет-

Матрица определения уровней природного потенциала ландшафтов Якутии

Уровень потенциала Экстремальный Очень низкий Низкий Средний Источники

—Баллы Показатели — 1 2 3 4

Биологическая эффективность климата, ТК 10 Исаченко А. Г. Оценка и картографирование экологического потенциала ландшафтов России // Изв. Всесоюз. геогр. о-ва. — 1991. — т. 123. — вып.6. — С. 457—472.

Читать еще:  Цветы в саду и в доме

Субстрат Температура ММП, °С Объемная льдистость ММП, % Торф 40 Суглинки (глины) -2. -5 30—40 Переслаивание песков и глин (супеси) -1. -2 20—30 Пески (обломочный материал с заполнителем и без него) 0. -1 4 Н.И. Базилевич. Биологическая продуктивность экосистем Северной Евразии. — М.: Наука, 1993. — 293 с.

ворять потребности человека во всех средствах существования [3, 4].

Следующие показатели — состав рыхлых отложений, температура и льдистость ММП — связаны со свойствами литогенной основы ландшафтов и определяют потенциал устойчивости ландшафтов.

Первичная биологическая продуктивность естественных ландшафтов характеризирует ресурсную составляющую природного потенциала или потенциал возобновимых ресурсов [5].

Уровень природного потенциала был оценен в экспертных баллах. Было выделено четыре градации: экстремальный — 1 балл, очень низкий — 2 балла, низкий — 3 балла и средний — 4 балла. Интегральное влияние всех составляющих оценивалось суммой баллов. В ходе исследования по каждому показателю с использованием ГИС-технологий разрабатывались соответствующие карты.

Для достижения определенного единства и сравнимости параметров, определяющих эко-лого-ресурсный потенциал, целесообразно его показатели привязывать к единой схеме при-родно-ландшафтного районирования территории, к ландшафтам одного и того же ранга. Поэтому для оценки и ранжирования эко-лого-ресурсного потенциала Якутии за основу были приняты операционно-территориаль-ные единицы (OTE) ранга природно-терри-ториальных единиц (ПТК), соответствующие выдел ам «Мерзлотно-ландшафтной карты Якутской АССР» (1991) [6]. Всего было оценено 77 типов ПТК.

Результаты исследований. Основой для комплексной оценки экологического потенциала являются гидротермические факторы — тепло- и влагообеспеченность. Для характеристики их соотношения существуют различные гидротермические коэффициенты, наиболее удачным из которых признается так называемый «индекс биологической эффективности климата» (ТК), предложенный Н. Н. Ивановым (1962) [7] и представляющий собой произведение суммы активных температур в сотнях градусах Цельция (Т) и коэффициента увлажнения (К). Этот показатель ТК синтезирует важнейшие климатические параметры — температуру воздуха, его влажность и атмосферные осадки — и хорошо выражает общий экологический фон. С величинами ТК хорошо коррелируют другие важные показатели экологического потенциала ландшафта, в том числе продолжительность комфортного периода, интенсивность биологического круговорота веществ и биологическая продуктивность [4].

Путем группировки всех ПТК ландшафты Якутии были сведены в 4 обобщенные экологические группы и ранжированы в соответствии со шкалой ТК (табл. 2).

Наибольшую территорию занимают ландшафты с неблагоприятными природными условиями (48,61 %). Малоблагоприятные ландшафты занимают 28,64 % территории Якутии, крайне неблагоприятные — 20,97 % и условно благоприятные — 0,73 %. Состав поверхностных отложений является важной характеристикой ландшафта. С составом отложе-

Низкий Очень низкий Экстремальный

Карта эколого-ресурсного потенциала ландшафтов Якутии

Экологический потенциал ландшафтов Якутии

№ Уровень потенциала ТК Типы ландшафтов Природные условия жизни населения

1 Средний >10 Среднетаежные островных ММП Условно благоприятные

2 Низкий 9—10 Среднетаежные прерывистых и сплошных ММП, горнотаежные Малоблагоприятные с недостаточным атмосферным увлажнением в условиях мощной многолетней мерзлоты

3 Очень низкий 6—8 Северотаежные, подгольцовые и горно-редколесные Неблагоприятные с большим недостатком тепла и избытком влаги

4 Экстремальный 40 %) — 2,27 %.

Температура ММП отражает и климат, и характер теплообмена между грунтами и атмосферой. Температура горных пород — наиболее важная характеристика для изучения не только современного состояния ландшафтов, но и их динамики. Высокотемпературные мерзлотные ландшафты (температуры от 0 до -1 °С) занимают 5,7 % территории Якутии, средне-температурные (-1—-2 °С) — 7,41 %, низкотемпературные (-2—-5 °С) — 23,7 % и ландшафты с очень низкими температурами (ниже -5 °С) — 62,14 %.

Показатель первичной биопродуктивности естественных ландшафтов служит своего рода связующим звеном между характеристикой природных ландшафтов как таковых и их ресурсной интерпрет

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Пoхожие научные работы по теме «Биология»

ГОРОХОВ А.Н., КОЧУРОВ Б.И. — 2014 г.

ГУБИН С.В., ЛУПАЧЕВ А.В. — 2012 г.

БОГОМОЛОВА Т.В., ЗАИГРИН И.В., КОФФ Г.Л., ЧЕСНОКОВА И.В. — 2009 г.

География в современном мире (стр. 8 )

К благоприятным отнесены ландшафты разных типов, где экологические условия можно считать приближающимися к оптимуму. Показатель ТК колеблется от 16 до 20, основной комфортный период продолжается 2,0–2,5 месяца, а период с устойчивыми средними температурами выше 10 °С – более 100 дней. Холодный период еще довольно длительный (150– 180 суток), отопительный сезон в южной тайге – до 250 дней, очень сильные морозы на западе бывают эпизодически, на востоке – ежегодно. По условиям увлажнения также различаются две группы ландшафтов, но контраст между ними несколько сглажен. Условия для рекреации здесь значительно благоприятнее, чем в предыдущих группах, чему способствует сочетание лесных и безлесых пространств (а в степи при общем безлесии наличие боровых урочищ – надпойменно-террасовых и «ленточных»). Увеличиваются возможности климатотерапии, довольно значительны бальнеологические и лечебно-грязевые ресурсы.

По эпидемиологической опасности природно-очаговых заболеваний территория неоднородна. Одна из характерных нозоформ – клещевой весенне-летний энцефалит. Особенно опасные очаги его находятся в Прикамье и Приуралье, в подтайге Обь-Енисейского междуречья и прилегающей низкогорной черневой тайге; нетипичен он лишь для степи. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке с ним сопряжен клещевой риккетсиоз. Почти повсеместно встречаются диффузные очаги туляремии, лептоспирозов, в Европе и на Дальнем Востоке – геморрагической лихорадки с почечным синдромом; бешенство более типично для открытых пространств степи, лесостепи, отчасти подтайги. Кроме того, надо отметить омскую геморрагическую лихорадку для западносибирской лесостепи, нанофиетоз, метагонимоз и другие гельминтозы – для Приамурья.

Ландшафты данной группы (за исключением западносибирских и дальневосточных южнотаежных) отличаются довольно высокими показателями населенности и освоенности.

Наконец, ландшафты наиболее благоприятные образуют зону экологического оптимума. Эта зона разорвана на несколько самостоятельных ареалов. Основной из них – лесостепь Русской равнины (включая широколиственно-лесные ландшафты), второй – степи Предкавказья и узкая полоса Причерноморья с фрагментами субсредиземноморских и влажных субтропических ландшафтов и третий – широколиственно-лесная зона Дальнего Востока. По запасам тепла, продолжительности и соотношению комфортного и дискомфортного периодов и другим признакам эти ландшафты достаточно разнообразны, но в целом для них характерны высокая величина ТК (более 20), близкое к оптимуму соотношение тепла и влаги (коэффициент увлажнения в лесостепных ландшафтах 0,8–1,0; в лесных – 1,0–1,4), наиболее благоприятные условия для труда, отдыха и лечения на открытом воздухе. Богатством и разнообразием рекреационно-курортных ресурсов выделяются Черноморское побережье (климатический курорт, морские купания в сочетании с бальнеологическим и грязелечением), Предкавказье и Северный Кавказ (уникальные месторождения минеральных вод, горные климатические курорты). Южное Приморье Дальнего Востока также обладает удачным сочетанием курортных ресурсов (климатотерапия, морские купания, минеральные воды, лечебные грязи). Восточноевропейская лесостепь характеризуется благоприятным сочетанием климатических условий, здесь возможно длительное пребывание на открытом воздухе и применение гелиотерапии в течение шести-семи месяцев; имеются месторождения лечебных грязей. Наиболее высокие экологические качества присущи ландшафтам с массивами сохранившихся широколиственных и сосновых лесов.

Что касается медико-географической ситуации, то в типичной лесостепи и предкавказской степи имеются довольно многочисленные очаги туляремии, локальные очаги геморрагической лихорадки с почечным синдромом, Ку-лихорадки; эпидемиологическое значение имеет бешенство. В лесных ландшафтах Дальнего Востока довольно высок риск заражения клещевым энцефалитом и клещевым риккетсиозом, а в приречных местностях – на-нофиетозом и другими гельминтозами.

Ландшафты данной группы, как правило, наиболее густо населены, интенсивно освоены и высокоурбанизированы.

4. География населения и экологический потенциал ландшафта

Почти сто лет назад, в самом конце прошлого века, , провозгласив закон мировой зональности, распространял его и на человека. Он утверждал, что «человек зонален во всех проявлениях своей жизни»: в обычаях, нравах, религии, одежде, постройках, пище и т. д. Это утверждение долгое время расценивалось как преувеличение и как дань географическому детерминизму. Однако объективные данные современной науки говорят о том, что если Докучаев кое в чем и ошибался, то большого преувеличения в его словах нет.

Реакции людей на влияние природных экологических факторов чрезвычайно многообразны, и всестороннее их рассмотрение заслуживает специальных исследований. Здесь же ограничимся лишь некоторыми примерами.

Можно считать установленным со всей определенностью, что человек как биологический вид Homo sapiens обнаруживает эколого-географическую дифференциацию, которая выражается во многих его морфологических и физиологических признаках. Эта дифференциация вырабатывалась в течение многих тысячелетий в процессе приспособления к разнообразной природной среде. В результате сложились адаптивные типы человека с устойчивыми, закрепленными в наследственном коде морфофизиологическими признаками – размерами, пропорциями, весом тела, пигментацией кожи, скоростью кровотока, интенсивностью кислородного обмена, содержанием белка и гемоглобина в крови (что предопределяет сопротивляемость к местным инфекциям) и т. д. При этом оказалось, что сходные адаптивные признаки обнаруживаются у людей, живущих в сходных зональных условиях, независимо от расовых или этнических различий. Наиболее четко эколого-географическая дифференциация обнаруживается по крупным широтно-зональным типам географической среды, особенно при сравнении экстремальных условий (полярные области, тропические пустыни, экваториальные ландшафты, а также высокогорья)[21].

Читать еще:  Самоопыляемые пучковые огурцы сорта для открытого грунта теплиц

Например, для жителей жарких и аридных пустынных ландшафтов характерны повышенный рост и удлинение пропорций тела при относительно малом весе, пониженный основной обмен, что способствует снижению теплопродукции, ослабленное жироотложение, низкий уровень холестерина в крови и т. д. У жителей экстремально холодных ландшафтов, напротив, многие приспособления направлены на усиление энергетических процессов и повышение теплопродукции (относительно небольшой рост при значительном весе, развитая грудная клетка, увеличение основного обмена, скорости кровотока, содержание гемоглобина и др.). Для коренного населения жарких и влажных экваториальных ландшафтов характерны малый рост, худощавость, пониженная теплопродукция и усиленная теплоотдача, повышенное потоотделение, пониженная интенсивность основного обмена и жироотложения.

У пришлого населения в необычных ландшафтно-экологических условиях наблюдаются более или менее существенные нарушения биологических функций. Чем больше степень контрастности условий, тем напряженнее происходит процесс приспособления (акклиматизации) и тем больше времени он требует – от нескольких месяцев до нескольких лет. Полная адаптация к новым ландшафтно-экологическим условиям практически невозможна, происходящие при этом изменения в организме считаются обратимыми, они не передаются по наследству. Но и вполне обратимые изменения не всегда возможны: патологические отклонения очень часто наблюдаются и после завершения периода акклиматизации. Поэтому в целях сохранения здоровья переселенцев приходится ограничивать время их пребывания в непривычных условиях.

К существенным экологическим индикаторам населения следует отнести особенности местной пищи, на что обращал внимание еще . Хотя пищевой рацион современного человека складывается отнюдь не исключительно за счет натуральных местных продуктов, тем не менее в очень многих случаях последние играют главную роль. И здесь мы обнаруживаем достаточно отчетливые зональные географические закономерности. Ограничимся опять же лишь несколькими примерами. Население тундры и лесотундры употребляет в пищу наибольшее количество белков и жиров животного происхождения, в рационе преобладают мясо и рыба, пища характеризуется высокой калорийностью. В умеренном поясе основными продуктами питания служат пшеница, картофель, мясо, жиры как животного, так и растительного происхождения. В субтропиках калорийность обеспечивается в основном за счет пшеницы, кукурузы, риса; жиры – преимущественно растительные, источники белков – мясо, рыба, зернобобовые. В тропиках основные источники поступления калорий – пшеница, кукуруза, рис, просо, сорго, батат, главный источник белков – зернобобовые. В субэкваториальных и экваториальных ландшафтах пища также преимущественно растительного происхождения, относительно низкокалорийная (рис, кукуруза, батат, просо, сорго, маниок, бананы, кокосовые орехи; белки поступают с зернобобовыми).

Важнейший показатель качества экологических условий – здоровье населения. Разумеется, природные факторы – не единственная и, вероятно, не главная причина общей медико-географической ситуации. Состояние здоровья населения, структура по заболеваемости, продолжительности жизни – все это определяется в первую очередь социально-экономическими условиями. Ими же опосредуются и влияние природных медико-географических факторов. Тем не менее в заболеваемости населения можно проследить определенное влияние ландшафтной зональности и некоторых других природных закономерностей.

Так, у коренного населения Арктики и Субарктики благодаря адаптации к влиянию холодного климата наблюдается сравнительно низкая частота простудных заболеваний – значительно более низкая, чем у пришлого населения. Но все же экстремальные особенности природной среды не могут не проявляться в специфической патологии. Например, наблюдается повышенная заболеваемость детей рахитом из-за ультрафиолетового голодания. Тесные контакты с животными и употребление в пищу сырого или полусырого мяса и рыбы обусловливают распространение описторхоза, тениаринхоза, токсоплазмоза и др. Благоприятные условия для сохранения в природной среде ряда патогенных микробов способствуют распространению желудочно-кишечных инфекций (дизентерия, брюшной тиф).

Специфическая патология присуща жителям пустынь. Большие суточные колебания температуры воздуха и его сильная запыленность предрасполагают к заболеваниям дыхательных путей, конъюнктивитам. О своеобразном комплексе природно-очаговых заболеваний, связанных с биотой (обилие грызунов – резервуаров возбудителей и членистоногих – переносчиков), уже упоминалось.

Влияние экологического потенциала ландшафта прослеживается во многих демографических характеристиках – плотности населения и его демографической структуре, характере расселения, типах и размерах населенных пунктов и т. д. Естественно, и в этом случае необходимо иметь в виду, что реальная демографическая ситуация – результат сложного совместного влияния природных и социально-экономических факторов. Последние, например, нередко определяют возникновение очагов урбанизации в экологически экстремальных условиях, если это диктуется экономическими (наличие ценных минеральных ресурсов, выход к морю и т. д.), стратегическими или иными интересами. Уровни экологического и ресурсного потенциалов далеко не всегда совпадают, так что заселение и освоение территории может быть в первую очередь обусловлено наличием высокого ресурсного потенциала (плодородные почвы, богатство источниками энергии и сырья) и лишь во вторую или третью – условиями жизни.

И все же, если отвлечься от многих деталей и попытаться рассмотреть соотношения между расселением людей и экологической средой по достаточно укрупненным территориальным подразделениям, то нельзя не заметить между ними определенного соответствия. В таблице 3 приведены показатели плотности населения, а также сельскохозяйственной освоенности (распахан-ности) по пяти главным экологическим ландшафтным группам для территории России. Хорошо заметно, что величина всех показателей нарастает от первой группы, т. е. экстремальных условий, к пятой, т. е. к экологическому оптимуму. Особенно резкая граница проходит между первыми тремя и последними двумя группами. Эти последние, занимая всего 20% площади России, сосредоточивают 82% населения и 77% пахотных земель, а только на долю наиболее благоприятных экологических условий (пятая группа), занимающих лишь 4,6% площади, приходится 28% всего населения, 36% сельского населения и 32% пашни.

Населенность и освоенность территории Российской Федерации по основным экологическим группам ландшафтов

Функции и экологический потенциал ландшафтов. Экологические функции компонентов ландшафта

Страницы работы

Фрагмент текста работы

ФУНКЦИИ И ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ЛАНДШАФТОВ

1. Социально-экономические функции ландшафтов.

Большинство потребностей общества обеспечиваются за счет природы, и хоть геосистемы как естественные образования вовсе не назначены «обслуживать» общество, они способны выполнять некоторые функции для удовлетворения его потребностей. На этом основании в ландшафтоведении (О. А. Минц, В. С. Преображенский, 1970; П. Каваляускас, 1975; А. Басаликас, 1977), экологии (П. Елиаш, 1983) и геоэкологии (Е. Ниманн, 1977) введено понятие функции ландшафта (экосистемы, геосистемы). Под ней понимают общественно важную цель, которую общество достигает за счет геосистемы или с её участием.

Общество и отдельный человек налагают на естественные геосистемы желаемые требования и именно под этими требованиями понимаются функции, которые геосистемы должны выполнять. С развитием общества эти требования расширяются, и соответственно растет число функций геосистемы. В таком понимании функция геосистемы – понятие более антропическое, чем природное, в отличие от её потенциала, который определяется природными особенностями геосистемы.

Множество ролей, которые могут играть ландшафты в жизни человека, обуславливают наличие различных классификаций свойств ландшафтов, используемых в человеческой деятельности и функций ландшафтов.

Ландшафт с точки зрения выполнения им социально-экономических функций, может рассматриваться в двух аспектах:

– как фактор, оказывающий влияние на человеческую деятельность (поставляя человеку пищу, топливо, воздух, сырьё, материалы и т.д., а также как среда жизни людей, условие их деятельности, источник эстетического воздействия;

– как объект, вовлекаемый в человеческую деятельность (выступающий в качестве ресурсо- и средовоспроизводящих систем). В этих условиях ландшафты становятся предметом научно-технического творчества – планирования, проектирования, преобразования и эксплуатации. Сюда же относится и проявление их в качестве объектов особого вида деятельности – охраны (в рамках охраны природы).

Поскольку потребности общества и связанные с ландшафтом виды его деятельности разнообразны и могут быть описаны с высокой степенью детальности, поскольку перечень частных функций ландшафтов непрерывно растёт, перед наукой возникает задача их систематизации. Основные системы группировки функций ландшафтов следующие.

Э. Ниманн (Niemann, 1977) предложил различать 4 вида функций:

производственные – обмен веществом и энергией с обществом;

антрпоэкологические – влияющие непосредственно на состояние человеческого организма через физиологические процессы;

этические и эстетические – воздействуют на человека через психические процессы;

ландескультурные – оказывающие модифицирующее или управляющее воздействие на первые три группы, сюда же отнесено удаление отходов и регенерация качества вод и атмосферы.

Ван дер Маарель даёт развёрнутую схему типов функций ландшафтов:

1. Функции снабжения (снабжение веществом и энергией из природных источиков)

1.1 Продукция абиотических ресурсов (снабжение светом, теплом, кислородом, водой, энергией –световой, гидро- и геотермальной, ядерной, топливом).

1.2 Продукция биотических ресурсов, необазательно культивируемая (снабжение сырьём и естественными продуктами (древесиной, торфом, каучуком, смолой, грибами, морскими водорослями, рыбой и т.д.

1.3 Сельскохозяйственная продукция (снабжение специально культивируемыми естественными ресурсами, которые дополнительно

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×